ASBUKA.RU

Электронная почта написать письмо, тел. +7 (916)177-60-96

Поддержка: Viber, Whats Up, WeChat +79161776096

Сегодня:
18 ноября
01:58:22

О центре :: Услуги :: Добавить свой магазин :: Продать файл :: Оплата :: Сотрудничество :: Вакансии :: Партнеры :: Доставка

Классификатор:

Образование

  Дипломные работы

Философия

 

 

Образование :: Дипломные работы :: Философия

Тип человека эпохи Просвещения

 

 

1. В ходе религиозных войн «религиозный человек» средневеко¬вья перерождается в «светского человека» Нового времени. Происхо¬дит это путем распространения рефлексии, опосредования, выражаю¬щихся в деятельности самосознания, в том числе и на религиозное чувство, что если и не уничтожало его, то во всяком случае разлагало. Религия, таким образом, не просто отступает на второй план в жизни человека Нового времени. Она вступает в новый способ существова¬ния. Рассмотрим её способ существования для человека эпохи Про¬свещения, эпохи, с которой процессы секуляризации приобретают не¬обратимый характер.

Рефлексия самосознания разлагает непосредственного человека с его природными страстями и влечениями и сводит его к ничтожеству. Тем самым ничтожный в себе человек трансцендирует к Богу. Однако, рефлексия самосознания разлагает и религиозное чувство. В результа¬те, трансцендируя к Богу, человек остается у себя. Он обретает себя не в Боге, а отталкиваясь от него, обретает себя в себе, в самоутвер¬ждающемся самосознании. Иначе говоря, вследствие ничтожества че¬ловека перед Богом, его неспособности активно влиять перед Богом на свою вечную жизнь, человек Бога не отрицает, но остается равно¬душным к чуждой ему божественной жизни, сосредотачиваясь на сво¬их земных делах. Единственное, что необходимо такому человеку от Бога, это, чтобы и всемогущий Бог оставил его в покое, а значит не менял правила игры с человеком: сохранил неизменными законы соз¬данной им природы, в пределах которой остаётся земной человек и на которую направлена его активность. «Вере в авторитет было проти¬вопоставлено господство субъекта, которого он достигает благодаря самому себе, и законы природы были признаны единственной связью между внешним и высшим. Таким образом, стали возражать против всяких чудес, потому что природа есть система извечных и познанных законов; в этих законах человек в своей сфере, и это означает, что он здесь в своей сфере; он свободен благодаря познанию природы».

Такое отношение к Богу, когда Бог признаётся творцом природы и человека, давшим им неизменные законы, чем и ограничивается его влияние на них, характерно для деизма, наиболее адекватно выра¬жающего отношение к Богу человека эпохи Просвещу л .-г. «Деизм признаёт: 1) существование Бога; 2) творение Богом мира и управле¬ние им...».

Деизм всё же представлял религиозные воззрения мыслителей, учёных, людей просвещённых в целом. Что же касается основной мас¬сы людей и государей, управляющих этой массой, то здесь безраз¬дельно господствовали традиционные религиозные верования, будь то в католической или протестантской форме. Изменилась не религия, а отношение к ней. Религия становится частным делом самоутвер¬ждающегося субъекта, а в реальной жизни эпохи Просвещения в по¬ложении такого субъекта оказывается прежде всего государство, пе¬кущееся об общем благе подданных. Оно-то и регулирует более или менее жёстко религиозную жизнь, руководствуясь собственными ин¬тересами и интересами понимаемого им общего блага. Часто это ре¬гулирование сопровождается достаточно крутыми мерами, но в осно¬ве их неизменно лежит политический интерес. «Драгонады» Людови¬ка XIV были вызваны не избытком религиозного фанатизма, а вполне определёнными политическими стремлениями, хотя это не мешало ие¬зуитам поддерживать и провоцировать их, ибо это отвечало и поли¬тическим видам папства.

Право же такого самоутверждающегося субъекта как отдельной человеческой личности на свободу вероисповедания, как правило, от¬рицалось с последовательностью большей в католических странах и меньшей в странах протестантских в силу того, что религия как част¬ное дело должна подчиняться общегосударственным интересам, пре¬следующим общее благо. Позднее просветители изменят это соотно¬шение и начнут требовать религиозной свободы для подданных, мо¬тивируя это тем же тезисом, что религия — частное дело каждого из них, а общее благо они поставят в зависимость не исключительно от деятельности государства, но в связи с реализацией частных интересов подданных.

В религиозной жизни, поскольку она пользуется определённым значением в жизни общества, всегда важную роль играет чувственно¬эмоциональный элемент, захватывающий человека в целом и устрем¬ляющий его к объекту религиозного поклонения. Чрезмерная рефлек¬сия и рационализация жизни губительна для него. Жизнь в доиндуст- риальных цивилизациях шла навстречу потребностям религиозного чувства: она протекала в основном в кругу близких знакомых и род¬ственников в деревне или небольшом городе. Натуральное хозяйство способствовало этой замкнутости. В такой ситуации эмоциональное чувство постоянно находило себе выход и оправдание, а сами нормы, регулирующие его (часто предельно строгие), имели религиозное про¬исхождение и сами требовали к себе эмоционального отношения.

Правда, это эмоциональное начало играло разную роль в раз¬личных религиозных системах. В частности, для религиозных конфес¬сий Дальневосточного региона (конфуцианство, например) характер¬но стремление ограничить значение эмоционального фактора. Индустриальная цивилизация с её предельной рационализацией жизни разрушительно действует на эмоциональную сторону человече¬ского существования и, следовательно, на религиозное чувство также, оттесняя его на периферию человеческой жизни. Эта цивилизация по¬тому и зарождается в Западной Европе, что здесь стремление к рацио¬нальному опосредованию эмоциональной активности создаёт предпо¬сылки для ее появления. Эпоха Просвещения в целом принадлежит к доиндустриальной цивилизации, но она одновременно входит в со¬став секуляризованной цивилизации Нового времени, и основания индустриальной цивилизации зарождаются в ней.

2. Поскольку религия не составляет больше центра жизненных устремлений человека эпохи Просвещения, обратимся к другим сто¬ронам его жизни. Посмотрим, как" в них выражается тип человека этой эпохи. В аспекте религиозной жизни Просвещения человек обна¬руживает себя таким образом, что вследствие своего ничтожества пе¬ред Богом, человек теряет в большей или меньшей степени интерес к нему и утверждает себя в обособлении от него в качестве земного су¬щества с его земными интересами и потребностями. Он, таким обра¬зом, ничтожный сам по себе, исчерпывается своим отношением к зем¬ной посюсторонней действительности. Но относительно этой дейст¬вительности он ведет себя так же, как относительно Бога. Из-за своего ничтожества в сравнении с этой действительностью, выражающегося его исчерпанностью ею, человек теряет к ней интерес, выталкивается из неё и обретает себя, свою самостоятельность в этом обособлении от неё. От самой же этой действительности человек требует одного: ста¬бильности законов, в пределах которых человек свободен благодаря их знанию. И здесь проявляется другое движение обособленного от окружающей действительности человека. Будучи обособленным от окружающего, он в своем ничтожестве стремится обратно к нему, но теперь это стремление воспринимается не в качестве внешней прину¬дительной силы, а как внутренний побудительный мотив, направлен¬ный на поддержание и сохранение этой действительности. Эта сложная диалектика притяжения и отталкивания пронизыва¬ет все стороны общественной жизни эпохи Просвещения. Уже Возро¬ждение поставило вопрос о природном равенстве людей помимо их сословной принадлежности. Тем не менее индивидуализм богоравно¬го человека удерживал его от задачи ликвидации сословных привиле¬гий в масштабах всего общества. Дело свелось к росту социальной ди¬намики внутри господствующего слоя. В это время ряды дворянства пополняются выходцами из «третьего сословия» во многих странах. В Италии в ходе рефеодализации они пополняются выходцами из верх¬них слоев горожан. Во Франции также верхушка горожан инкорпори¬руется в среду дворянства под названием «дворянство мантии». В Англии возникает целый слой «новых дворян», тоже происходящих из «третьего сословия». Вся эта социальная динамика сопровождалась общественными потрясениями и была если не их причиной, то по крайней мере следствием.

В эпоху Просвещения этой динамике либо приходит конец и со¬словия жёстко обособляются друг от друга на основе восходящих ещё ко временам средневековья прав и привилегий, либо там, где она со¬храняется, она упорядочивается в соответствии с определёнными нормами, исключающими социальные потрясения. И в том, и в дру¬гом случае сказывается как обособление человека от действительности и обретение им самостоятельности в её рамках, так и сознание им своего ничтожества перед ней и стремление к поддержанию, сохранению её. В качестве примера государства со строгим взаимообособлением сословий можно привести Францию и большинство континентальных государств. Англия являла пример страны, в которой социальная ди¬намика сохранялась, подчинённая правилам, что выражало сознание каждым английским сословием его ничтожества, взятого самого по себе, и их сознательное стремление к единству. Ф.Гизо пишет: «... ни один древнейший элемент (общества) не разрушает вполне (в Англии), ни один отдельный принцип не дости¬гает исключительного преобладания. Везде и всюду одновременное развитие различных сил, взаимное соглашение между их притязания¬ми и интересами. В континентальных государствах прогрессивное движение циви¬лизации отличалось меньшей сложностью и полнотой. Взаимные эле¬менты общества — мир религиозный, мир гражданский, монархия, аристократия, демократия, развивались не вместе, не друг подле дру¬га, а последовательно. У каждого начала, у каждой системы была как бы своя очередь». Они потому и развивались последовательно, как бы вытесняя друг друга, что ещё в эпоху Просвещения были резко друг от друга обособлены.

Преобладание в условиях сохранения сословных привилегий вез¬де получило дворянство, и секуляризованная новоевропейская циви¬лизация начинается при явном доминировании этого светского сосло¬вия. Верхи духовенства примыкают к нему, лишённые самостоятель¬ности. «Почти повсюду в Европе удерживалась феодально¬абсолютистская форма монархии, при которой дворянство являлось единственным господствующим и привилегированным классом- сословием вместе с примыкавшим к нему сословием духовенства. Да¬же в Голландии и Англии, где буржуазия победила, она была вынуж¬

дена делить власть с земельной аристократией, уступая последней высшие военные, административные и дипломатические посты». Там, где преобладание получило взаимное обособление сословий, политическая власть принимает форму абсолютной монархии в по¬ложении арбитра и посредника между ними. Правда, при наличии со¬словных привилегий дворянства абсолютная монархия со временем всё чаще изменяет своему назначению арбитра и попадает в зависи¬мость от него. «Мы уже не раз видели, что, подавляя феодальную ари¬стократию и католическое духовенство как политические силы, коро¬левская власть оставляла за обоими их социальные привилегии. В Но¬вое время феодальная аристократия, охраняя все унаследованные от средних веков преимущества, превратилась мало-помалу в придвор¬ную знать, раболепную и вместе с тем своекорыстную, пользовавшую¬ся своей близостью с королевской властью для поддержки сословных своих интересов. Короли, которые" привлекали феодальную аристо¬кратию к своим дворам, имея в виду ослабление её политического значения в стране, сами, однако, не могли не подпасть под влияние придворной атмосферы и потому начали смотреть на всё глазами со¬словия, к которому даже причисляли самих себя, искажая такой своей политикой основную идею монархии. Соединение сословных приви¬легий феодального происхождения с королевским абсолютизмом но¬вого времени и составляет основную черту «старого порядка».

Всё же абсолютная монархия не могла окончательно изменить своей роли посредника, поскольку при видимом всесилии государства и государя она должна была считаться с привилегиями сословий и была обязана их защищать. В этом и заключалась её функция по под- ^История средних веков. М., 1980.С.452. I 59 Монтень М, Опыты. Кн. 1-я. М.-Л., 1960. С.279. Это был отрывок из работы. Для заказа ее полностью, нажмите на кнопку купить ниже

Стоимость: 300 руб

Купить

 



Комментарии

Пока нет ни одного комментария
*Имя:
Email:
Отсылать мне другие комментарии на этой странице
Скрыть мой email
*Текст:
 
Яндекс.Метрика

Copyright © 2002-2017 ООО "Информационный центр "Азбука" Все права защищены. Как открыть такой же магазин?
Создание и поддержка портала WebStar Studio